Цель грязных технологий – заставить меня замолчать - Азат Перуашев

Цель грязных технологий – заставить меня замолчать - Азат Перуашев

Не успела начаться предвыборная гонка, как случился первый выброс “войны компроматов”, неизбежно сопровождающей любую парламентскую кампанию. На днях очередной атаке с использованием “грязных технологий” подвергся председатель партии “Ак жол” Азат ПЕРУАШЕВ.

Авторы публикации одного из сайтов обвинили его в сокрытии от налогов чуть ли не собственного “дворца” в Турции, приобретенного за 300 тысяч евро. Как известно, недостоверность налоговой декларации кандидата влечет за собой снятие с выборов, на что прозрачно и намекают инициаторы “слива”. Кто стоит за компроматом против Перуашева? Об этом мы решили поговорить с самим Азатом Турлыбековичем.

Не надо мусорить!

– Г-н Перуашев, действительно ли у вас, как пишет интернет-портал “Республика”, имеется дворец в Турции, который не указан в вашей декларации о доходах?

– Если вы заметили, каждый раз после моего спора с очередным высокопоставленным чиновником или накануне парламентских выборов происходит выброс дезинформации в мой адрес: будь то рассылка по Интернету фальшивки с моим “покаянием”, громкие интервью не попавших в парламент бывших “однопартийцев”. В мой адрес звучали обвинения то в национализме, то в его предательстве, то в лоббировании бизнеса и т. д. Такова доля любого публичного человека, имеющего собственное мнение. И чем ближе выборы, тем больше подобного “мусора”. А те, кто его вбрасывает, имеют одну цель: чтобы мы не успевали отбиваться и беспокоить их самих.

Отвечать на каждый такой выпад – значит пойти у них на поводу. Поэтому скажу сразу: это интервью будет первым и последним на тему “грязного белья”, по крайней мере, в текущем электоральном периоде. Мало ли какие фантазии еще взбредут в голову оппонентам. Оставим дальнейшее на их совести.

Дворец в ипотеку?

– Хорошо, но вернемся к вопросу о “дворце”…

– Этот вопрос – наглядный пример того, как можно из небольшого факта сделать большую ложь.

У меня нет “дворца” ни в Турции, ни где-либо еще. Дворцы не могут стоить 300 тысяч евро. Можете набрать в интернет-поисковике стоимость “дворца” хоть в Европе, хоть в Астане. Суммы начинаются от 10–15 миллионов.

У моей семьи есть дуплекс (летний коттедж) в гостиничном комплексе Антальи, который авторы сенсации для эффекта окрестили “почти дворцом”. Причем если в анонсе статьи они пишут про цену в 300 тысяч евро, то дальше указывают другую, реальную цену – 220 тысяч, как и то, что этот коттедж куплен в кредит (ипотеку).

Но 220 тысяч – это цена современной квартиры. И тысячи казахстанцев имеют такие ипотечные кредиты. Другое дело, что в Турции ипотеку дают под 4,5 процента. Поэтому платить за нее у моря даже дешевле, чем, например, за квартиру в Алматы.

– Но ведь в любом случае, как депутат, вы должны были ее задекларировать?

– А кто вам сказал, что нет? Еще один пример обмана читателей: авторы намекают, что дом не задекларирован, и в доказательство приводят фотокопию налоговой декларации моей супруги за 2011 год. А дальше пишут, что дом куплен в 2013 году. Ну не смешно ли? Как можно было указывать в декларации за 2011 год то, что появится только через два года?

Возможно, я разочарую своих оппонентов, но дом в Анталье куплен законно, и эту покупку супруга сразу же внесла в ежегодную налоговую декларацию еще до начала нынешних выборов.

“Я могу позволить себе такие покупки”

– А как тогда быть с вашими же призывами “вернуть деньги коррупционеров с офшорных счетов”?

– Так же как и раньше: вернуть на родину. Мы настаиваем на безусловном возвращении в Казахстан тех денег, которые были украдены у государства или скрыты от него. Например, если у чиновника, распоряжающегося государственными деньгами, зарплата – 200 тысяч тенге, а на счету в Люксембурге лежит 20 миллионов долларов – это должно вызвать вопросы.

Если же вы имеете в виду случай с нашим “дворцом”, то здесь есть принципиальное отличие. Коттедж куплен, во-первых, в кредит, что признают и инициаторы этого псевдорасследования. Во-вторых, кредит погашается из законных денег, которые указывались еще в декларации за 2011 год. Как человек, пришедший в парламент из бизнеса, я могу позволить себе такие покупки. Бизнесмен в отличие от чиновника распоряжается не государственными, а собственными деньгами, в этом вся разница.

Поэтому требование вернуть коррупционные деньги не касается средств, которые заработаны в честном бизнесе и задекларированы собственниками. Эти деньги тоже желательно возвращать в страну, но экономическими стимулами – такими, как приватизация. Свобода распоряжения законным капиталом – один из ключевых принципов рыночной экономики, который мы всегда подчеркиваем при обсуждении возврата коррупционных средств.

По швейцарскому счету

– В чем же тогда смысл претензий?

– А смысл раскрывается в конце материала. Там авторы ссылаются на скандал в Швейцарии год назад, когда меня похожим образом лживо обвинили в “манипулировании” депутатами швейцарского парламента. Дело в том, что сам вопрос возвращения в Казахстан денег, украденных коррупционерами, партия “Ак жол” подняла с первых дней в мажилисе 5-го созыва. Мы направили около десятка запросов правительству и правоохранительным органам, где настаивали на раскрытии банковских счетов в офшорных зонах, принадлежащих действующим казахстанским чиновникам и руководителям госпредприятий. А также на возвращении тех средств, происхождение которых вызывает сомнения – например, миллиардов Аблязова, Храпунова и им подобных.

В этом вопросе нам согласились помочь швейцарские коллеги, я неоднократно бывал в Национальном совете (парламенте) этой страны, и депутаты из Швейцарии приезжали в Казахстан, участвовали в заседании Совета по борьбе с коррупцией, встречались с казахстанскими предпринимателями, пострадавшими от незаконных действий коррупционеров, включая того же Храпунова.

В итоге депутаты Национального совета Швейцарии сделали несколько запросов своим правоохранительным органам по поводу происхождения состояния г-на Храпунова и его семьи. По сообщениям СМИ, при выезде из Казахстана ими была задекларирована собственность в сумме около 5 миллионов долларов, но в Европе Храпуновы внезапно стали обладателями состояния более 300 миллионов долларов.

Очевидно, что такой “фокус” вызывает сомнения в законности и как-то связан с многолетним пребыванием во власти. Кроме того, г-н Храпунов является сватом Мухтара Аблязова, и экспертами высказывается мнение, что через Храпуновых Аблязов уводил из-под правосудия и деньги, украденные у Казахстана им самим. Эти вопросы и были поставлены нашими швейцарскими коллегами в 2014 году.

“Утка” по‑храпуновски

– В материале даются выдержки из ваших писем по электронной почте. У вас есть какие-нибудь догадки относительно того, кто мог взломать вашу почту?

– Не нужно недооценивать противников, располагающих такими гигантскими ресурсами. Ответный залп пришел весной 2015 года: в швейцарской газете Neue Zürcher Zeitung появилась публикация о якобы “заказном” характере преследований Храпунова, провозгласившего самого себя “известным борцом за права человека”. Да, мы тоже посмеялись. Авторы со ссылками на переписку моего ассистента с консалтинговой компанией, готовившей наши визиты, настаивали на наказании депутатов, осмелившихся побеспокоить этого “защитника обездоленных”. Судя по всему, была нанята хакерская служба, взломавшая электронную почту и другие средства связи, то есть действовавшая самыми противоправными методами.

Примечательно, что и тогда защитники Храпунова не удержались от прямых фальсификаций: например, опубликовали на русскоязычных сайтах “утку” о том, будто я потребовал от швейцарских депутатов вернуть деньги, якобы выплаченные им за дискредитацию Храпунова.

Но дело в том, что мы ничего не платили членам Национального совета Швейцарии, их запросы стали результатом обсуждения ситуации, а не “гонорара”. Поэтому и возвращать-то было нечего. И когда мы связались с коллегами в Цюрихе, выяснилось, что эта статья даже не публиковалась в местной прессе, видимо, из-за боязни разоблачения, хотя наши оппоненты используют ее как “доказательство”. Вот такие методы у наших визави.

– И вам пришлось отступить?

– Чего ради? Как бы то ни было, после некоторого резонанса эмоции улеглись, и действия депутатов были признаны правомочными. А вопросы к г-ну Храпунову остались, и мы продолжаем их поднимать.

Более того, кольцо вокруг него и ему подобных затягивается. Так, 28 сентября 2015 года на заседании межпарламентской группы “Казахстан – Европейский союз” я предложил создать совместную комиссию мажилиса и Европарламента по возвращению нашей стране средств коррупционеров. Тем более что такой опыт в Европе наработан: из той же Швейцарии уже были возвращены средства беглых чиновников ряда других стран. Это предложение было поддержано нашими европейскими коллегами.

А в ноябре того же года решением британского суда были арестованы счета Ильяса Храпунова по обвинению в сокрытии средств, похищенных у Казахстана Аблязовым. Так что мы эту работу будем проводить и дальше. Но дело тут не только в Храпунове.

Любой государственный чиновник, бывший или нынешний, должен быть готов к тому, что его декларацию сверят с реальными доходами. Понятно, что сопротивление такой работе будет нарастать, и провокация против меня – тому свидетельство. Однако если за целый год копошения в переписке, взлома имейлов и прослушки телефонов все, что смогли поставить мне в вину, – это купленный в кредит дом, то дальше могут пойти в ход только прямые фальсификации. Как говорил Геббельс: “Чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверят”.

Но это лишь доказывает, что наша работа приносит результаты и вызывает раздражение у тех, кому действительно есть, что скрывать.

Коррупционеры-взломщики?

– То есть вы убеждены, что очередные нападки на вас – это дело рук Храпунова и его хакеров?

– Это только самое очевидное предположение, потому что авторы статьи ссылаются на материалы в поддержку Храпунова в указанный период.

Но я ведь уже сказал, что дело не персонально в Храпунове, а в принципе. Мы много кому еще успели наступить на мозоли за четыре года в парламенте со своими требованиями отчитаться об исполнении госпрограмм или об использовании бюджетных средств. Наши споры с министрами и госорганами периодически выплескивались на страницы прессы.

Например, нельзя исключать, что заказчиком выступил и кто-то из действующих коррупционеров, раздраженный нашим требованием отменить банковскую тайну в отношении зарубежных счетов, принадлежащих казахстанским чиновникам (этот депутатский запрос я направил правительству 16 апреля 2014 года).

Или нашими попытками раскрыть имена 80 казахстанцев – владельцев секретных счетов швейцарского отделения банка HSBC, на которых было обнаружено около 500 миллионов долларов (запросы в апреле и мае 2015 года), и т. д.

Так что потенциальный круг заинтересованных в моей дискредитации лиц и снятии с парламентских выборов, по принципу “сам такой”, достаточно широк. Но использование “грязных технологий” показывает неспособность оппонентов спорить с открытым забралом. А с другой стороны – это признание нашей роли в борьбе с ними.

“Санитары общества” бывают разные

– Надеюсь, вы не будете подавать в суд на журналистов “Республики”?

– Вы помните слова Владимира Высоцкого:

“Я не люблю открытого цинизма,
В восторженность не верю и еще,

Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо”.

Конечно, неприятно, что кто-то цинично взломал чужую почту, ковырялся в переписке (что само по себе незаконно), да еще выставил ее на всеобщее обозрение. Остается ощущение брезгливости от таких манер.

Но как частная собственность для рыночной экономики, так и свобода слова для демократии – краеугольный камень, без опоры на который невозможно идти дальше.

Я человек с достаточно либеральными взглядами, и не совсем понимаю, когда журналистов арестовывают за публикации. Например, мне очень жаль, что сейчас идет процесс над журналистами “Накануне”. В некоторых развитых странах вообще запрещено судиться с журналистами по обвинениям в клевете и оскорблении личности. Это их функция как “санитаров” общественной жизни. “Санитары леса” тоже ведь бывают разные – и волки, и поменьше.

В любом случае, когда слова уже сказаны, их невозможно вернуть или посадить под замок. Скорее, надо находить решения, которые бы делали их бессмысленными на будущее.

Так и в моем случае – я рассказал вам о подоплеке инсинуаций. А ввязываться дальше, судиться и доказывать каждый раз, что не верблюд, просто не собираюсь. У нас есть более важные дела.

Алматы

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus
Источник: Caravan.kz.
Текст:Дилярам АРКИН

КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Санжар 19 Февраля

жел турмаса шөптің басы қимылдамайды

Алексей 19 Февраля

что то тут не чисто

Матвей 19 Февраля

нет достоверных информации не нужно чуть что сразу осуждать человека

Тима 19 Февраля

вот и политические игры начились

Гость 19 Февраля

Молодец Азат.Буду голосовать за Акжол.Больше голосовать не за кого.

Зара Аубакирова 19 Февраля

Надеюсь во всех подобных заявлениях разберутся соответствующие органы. Кандидаты должны быть максимально честными, хотя бы потому что сейчас доступ к информации не ограничена

guest 19 Февраля

Хорошо разъяснил все. Молодец. Правда всегда торжествует и вопрос только во времени

Гость 19 Февраля

Нет дыма без огня. Да и республика вроде привела документы.

Гость 20 Февраля

Обычный парень - ни вреда, ни пользы.

Гость 20 Февраля

Он никогда у меня не внушал доверия. Что-то здесь не так. Сколько интересно у нас получают депутаты, раз они могут себе позволить ипотеку?

Гость 20 Февраля

слуга машкевича и семьи

Гость 21 Февраля

Ипотеку могут себе позволить не только депутаты,а Азат Перуашев пришел в политику из бизнеса.Он и без ипотеки может себе многое позволить.Что касается его депутатской деятельности, то Перуашев один из немногих действительно грамотных и понимающих свое назначение в парламенте. Буду голосовать за него и его партию.

СКК 21 Февраля

Я поддерживаю Азата и его партию

Ваш комментарий,

Ваш комментарий,

Новости партнеров